Главная Мои университеты Библиотека Полезные связи Вернисаж Гостевая книга Контакты
Расписание Индивидуальные консультации Тренинги и группы Вы спрашивали
Новости библиотеки

Есть женщины в русских селеньях 31.08.2017 Есть женщины в русских селеньях
Пьеса. Литературная иллюстрация к тренингу "Формула души" опубликована в разделе "Мои статьи"

Письмо Бабе Яге 21.02.2017 Письмо Бабе Яге
Эссе в эпистолярном жанре :) "Письмо Бабе Яге" опубликована в разделе "Творчество клиентов.

"Нам не дано предугадать..." 15.02.2017 "Нам не дано предугадать..."
Статья-эссе о символическом мышлении, о символах, зашифрованных с древних времен в привычных словах, и о том, зачем и надо ли их расшифровывать, опубликована в разделе "Мои статьи"


Новости 1 - 3 из 27
Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец Все

_____

Мужская энергия

Автор О

Мужская сексуальная энергия. Женская сексуальная энергия. По сути, есть энергия и не более того. Но очень мощная энергия жизни и с ней надо обязательно уметь обращаться. Вот зачем Машенька ходила к медведю. Она училась обращаться со своей внутренней энергией, которая чаще всего проявляется через чувства. Через яркие мощные чувства. И далее через поступки. И если вначале я думала, что Машенька укрощала свои чувства, искала умение ими управляться, то сейчас думаю, что она шла научиться обращаться со своей сексуальной энергией. Что она делала для медведя? Варила кашу. Пекла пирожки. Что есть каша, что есть тесто. Варево. Уж не сексуальность ли это? И она училась с ней разбираться? Или я просто имею сексуальную зажатость? Не моя ли это проекция на её поступки? Предположу, что Машенька все–таки пекла свою сексуальность. Сексуальность, которая предназначалась сознанию, то есть применению в жизнь (она же несла себя и свои пирожки домой, то есть к людям), пирожки хотел съесть медведь. Но она не давала всю дорогу ему это сделать и не из страха быть обнаруженной. На голове у неё было блюдо, которое закрыло бы её от медведя. Пирожки – конечный продукт. И они были ей нужны.

Каша – суть варево. Варево очень похоже на энергию. Сексуальность получается, если предположить, что котел и печка – это женская матка с живущей в ней сексуальной энергией. А печка – так та просто похожа на живот толстой дородной бабы, которая уж точно стопроцентная женщина.

Посмею предположить, что медведь – это мужское начало. Она готовила мужскому началу кашу-варево, то как не крути она готовила мужскому началу женскую сексуальность. Значит, Машенька готовила свою сексуальность для мужчины. Она уходила в свое подсознание, чтобы найти в себе эту энергию силы. Пришло время и в ней проснулась сексуальность. Женская сексуальность. И что с ней делать она не знала. Поэтому она пошла к мужскому началу в ней самой и спросила у него.

Конечный продукт – это пирожки. Она поставила себе блюдо с пирожками на голову и повезла их с собой. Кстати, она обманывала его что свойственно женщине по отношению к мужчине. А уж её хитрость с дождем – так стопроцентная женская хитрость. Она явно вела себя с ним как с мужчиной. И ей нужны были пирожки там, куда она шла, то есть в своем сознании в реальной жизни. Что такое пирожки. На что они похожи? Пирожок, когда он горячий дышит и делается похожим на живое существо. На маленьких детей. Из печки-матки могут выйти только дети. Она ходила за детьми. Она ходила к мужскому началу, чтобы получить и умение обращаться (варить) свою сексуальную) энергию и детей как результат вложения этой сексуальной энергии. То есть она получила – детей. Даже не мужчину, а продолжение рода. Она ходила реализовать себя как женщина. Это звучит как бред, но я в это верю.

Я очень сильно осознаю в себе наличие сексуальной энергии. Она есть, и она желает реализоваться. Найти своего медведя. И напечь пирожков. Но также я очень ярко вижу, что мне моя семья предложила скрывать, как нечто грязное и недостойное меня, как нечто смертельно опасное вот эту жизненную энергию. Почему. Да все очень просто. Война. Мою двенадцатилетнюю бабушку прячут в бочку от солдатни. Чтобы не изнасиловали и не убили. На войне как на войне. Взрослые знают о существовании сексуальной энергии¸ которая стоит вне морали и выпущенная на волю без ума может как созидать так и уничтожать. Поэтому историю с мужчиной, который участвовал в изнасиловании беременной женщины произвела на меня глубокое впечатление. Я испытала жуткий страх. У меня голова заболела, мне стало реально страшно. Заболели лобные доли, потому что нет спасения в этой ситуации. Жуткая сила скрывается в этой древней сексуальной энергии

Хотя моя бабушка спаслась. Но в ней скорей всего это ощущение опасности от мужчин осталось на всю жизнь. Она вскользь рассказывала мне об этой истории.

НО, по-видимому, в моем роду были еще какие-то случаи сексуального насилия или со стороны мужчин или по отношению к женщинам. Потому как оценка секса в моей семье крайне заретуширована. Его как бы и нет. Делаем вид, что его не существует на белом свете.

Сексуальное насилие – это результат слияния агрессии и движения сексуальной энергии – и то и другое направлено на то, чтобы жизнь продолжалась. Агрессия – это способ защиты жизни, а сексуальность – это способ продолжения жизни. В них нет морали. Они над и под моралью, вне её. Они – древняя основа жизни, они вне морали и вне оценок. Они гарантия самой жизни на земле и создают новую жизнь. И когда я вынуждена принимать точку зрения моей семьи на то, что сексуальность – это опасность и грязь с точки зрения морали или опасности, то я лгу сама себе. Потому, что нет в сексуальности морали, Истинная мораль в том, чтобы уметь управлять своей сексуальностью, слышать её и направлять туда, где она создает, а не уничтожает жизнь. Когда мужчина насилует женщину, он пытается выжить во что бы то ни стало, он не управляет собой, им управляет древняя сексуальная энергия и инстинкт спасения рода. Потому как энергия захлестывает его и может уничтожить его полностью и абсолютно, если он её не реализует. Его энергия продолжения рода спасается. Он спасает не только себя, но и свой род, пытаясь продолжиться в жизнь. Он просто не умеет направлять силу, которая есть в нем так, чтобы она не разрушала.

Сексуальность и агрессия – это энергия, похожая, на мой взгляд, на воду. Она течет в том направлении, куда указывают ей берега. И не более того. А берегами является рассудок. Но если рассудок не принимает сексуальности, затыкает её, то она превращается в огромную плотину, которая либо прорывается рано или поздно и беда тогда окружающим (изнасилование, убийство) или же в болото и беда тогда для самого человека (он умирает внутри себя, в нем останавливается жизнь, так как нет движения энергии).

Поэтому затыкать свою сексуальность смертельно опасно. С ней надо учиться обращаться, как обращаются с водой те, кто сплавляется по рекам. Можно потонуть. Но чаще выплывают и обогащают себя и свою жизнь. Можно затыкать её, но исход в этом случае предрешен – это гибель. В случае если человек учиться направлять свою сексуальную энергию, то он живет, хотя опасность гибели остается по-прежнему с ним. Если же затыкает – он погибает.

Я свободный человек и могу выбрать осознано или неосознанно, сейчас уже более осознанно, что я буду делать со своей сексуальностью, куда её прикладывать. То, что происходило ранее с моей семьей и моим родом значение не имеет. Потому как я прощаю мужчинам своего рода все гадости с точки зрения морали, которые они могли совершить, из-за того, что они не сумели направить свою сексуальную энергию в нужное русло и превратить её в созидание, и прощаю женщин своего рода, потому как они не умели направить сексуальную энергию в нужное русло и превратить её в созидание. Просто не умели. Результат неумения обращаться со своей сексуальностью привел их к страху и желанию избавиться от сексуальности Избавиться нельзя, поэтому они делали вид, что её как бы и нет. Я прощаю им их слабость.

Более того, для себя я решила, что то, что предлагала моя семья в качестве отношения к сексуальности и к сексуальной жизни – неправильно, так как до сих, до взрослого моего состояния это не дало созидательного результата в моей жизни. Более того, я банкрот с точки зрения моей семьи в личной жизни. Но не моей.

Моя сексуальность имеет право на выражение себя во вне, а не только на хранение внутри меня. Я признаю и приветствую свою энергию жизни и свою сексуальность. В знак этого я прилюдно, признаю, что мне нравится заниматься сексом с мужчиной. Моя сексуальность – это моя радость, это гарантия моей жизни, основа её и я приветствую её и разрешаю ей плыть и нести меня к моему морю и в тех берегах, которые мне нравятся.

Я отказываюсь от отношения к моей сексуальности, как к чему-то грязному и смертельно опасному, но сохраняю уважение к ней как к жизнеутверждающей и создающей силе. Я разрешаю себе проявлять свою сексуальность вовне там, где мне это нужно.

Да, я испытываю страх перед осуждением меня и моих сексуальных поступков со стороны семьи, моей старшей семьи. Потому как мне давали понять и не раз и даже не два, что это нельзя делать. Но так как я пришла к решению быть взрослой, отказаться от их указаний (они привели меня к ненужному мне результату в личной жизни), то более я не буду реагировать душевно на это, я отказываюсь от того, чтобы вызывать в себя чувства стыда и стыдливости, зажатости и страха перед сексуальностью как мужской, так и женской. Отныне я перестаю относиться к сексуальным отношениям как к нечто запретному и стыдному. Отныне я отношусь к этому как к энергии, которую я слышу в себе и в других, которую я уважаю, как всякое жизненно важное событие в моей или другой жизни и нахожу приемлемые формы выражения своей сексуальности. При этом я ориентируюсь на свои взгляды и мне глубоко безразлично оценка моей сексуальности и моих сексуальных поступков и желаний со стороны окружающих меня людей. Я даю себе указание, как только возникнет чувство сексуальной стыдливости или стыда понимать, что это не мое чувство. И осознанно понимать, что я могу выбрать, чувствовать мне его или нет.

Я буду выбирать, что я буду делать с вспыхнувшей во мне сексуальностью и сексуальным желанием. Я решаю для себя, что моя сексуальность столь же естественна, как чувство голода или холода, это физическое ощущение.

С этого времени я выбираю быть равнодушной внутри себя к стыдливости сексуального срама, с этого времени я перестаю контролировать себя в постели, я перестаю смотреть на себя как бы со стороны в моменты, когда я занимаюсь сексом. Для меня сексуальность теперь просто энергия, и срама в ней нет, не существует более. Не из-за чего стыдиться и нечего стыдиться. Если же кого-то трогает моя сексуальность, то в целом это выбор осознанный или нет того человека, который захотел её заметить. Не более того. Я здесь ни при чем. Это его выбор. Я свободна от ниточек, за которые любят дергать задерганные зашоренные зажатые в своей сексуальности по сути своей умирающие люди. Я не тянусь за смертью. Она придет, а я хочу и выбираю жизнь.